• Главная
  • Новости
  • Семашко заговорил об убытках НПЗ и повышении цен на АЗС: идет ли в ход «тяжелая артиллерия»?

Семашко заговорил об убытках НПЗ и повышении цен на АЗС: идет ли в ход «тяжелая артиллерия»?

Zaprauka.by

09 / 02 / 2018 00:35
0 комментариев
По мнению вице-премьера, состоявшее повышение цен на АЗС не изменит ситуацию для предприятий

Вчера на итоговом заседании совета концерна «Белнефтехим» Владимир Семашко, курирующий нефтяную отрасль Беларуси заместитель премьер-министра, заявил, что оба белорусские НПЗ сработали в январе 2018 года с убытком. «Нафтан» - 25 млн долларов США, Мозырский НПЗ – 12 -13 млн долларов США. «Даже повышение с 8 февраля цен на автомобильное топливо на 2 копейки кардинально ситуацию для предприятий не меняет. «Мы не имеем собственной нефти в таких объемах, но у нас цена на топливо существенно ниже, чем в России» (информация и цитата - по БелТА).

На фоне состоявшегося в ту ночь повышения в Беларуси цен на моторное топливо, подобное заявление чиновника высокого ранга имело широкий резонансный характер. В основном его восприняли, как сигнал к дальнейшему росту цен на моторное топливо в Беларуси.

Тем более, этому способствовали и последовательные заявления руководящих работников концерна «Белнефтехим» и ГПО «Белоруснефть», которые имели место ранее. При этом даже озвучивались конкретные цифры повышения. В сентябре прошлого года заместитель генерального директора ГПО «Белоруснефть» С. Каморников указывал на необходимость повышения цен на топливо на 5 процентов, а заместитель председателя «Белнефтехима» А. Рыбаков в январе текущего года уже говорил о необходимости увеличения цены на нефтепродукты на 23 процента. И в обоих случаях, после таких заявлений, в нашей стране через некоторое время цены на АЗС вырастали. Конечно, не на указанные величины, но все же неуклонно шли вверх.

Сейчас трудно представить саму возможность такого резкого увеличения цен на топливо на те же желаемые «Белнефтехимом» 23 процента, как это имело место летом 2011 года. Тогда после подобных методов шоковой терапии, где рост цен составил 30 процентов, проспект Независимости встал в акции протеста «Стоп-Бензин». Пришлось вечером вмешиваться Главе государства, и на следующий день цены откатились назад. Опыт уже имеется, и вряд ли кто-то отчается повторить эту практику сейчас.

Зачем тогда эти последовательные заявления белорусских чиновников?

Вообще не трудно заметить, что с каждым разом увеличивается уровень спикера про цены на АЗС. Руководитель государственной сети АЗС, заместитель председателя концерна «Белнефтехим» и теперь уже вице-премьер.

Нет, Владимир Семашко в том заявлении прямо не говорил о необходимости повышения цен на топливо, но именно так его восприняли практически все рядовые автовладельцы и преподнесли средства массовой информации. Форумы, как немногочисленные площадки, где белорусы могут высказать свое мнение и выразить свое отношение к происходящим процессам, вообще взорвались язвительными комментариями относительно деятельности нефтяной отрасли и концерна «Белнефтехим». Мы не будем приводить цитаты - это читатель может сделать самостоятельно, так как подобные ресурсы известны и общедоступны.

Но что осталось за кадром?

Всего лишь два «маленьких» момента, которые просто растворились на фоне подорожания топлива.

Первое – это то, что продажи моторного топлива на внутреннем рынке Республики Беларусь занимают не более 25 процентов от общего объема продаж нефтепродуктов.

Так, по результатам 2016 года (данные о 2017 годе еще не опубликованы) было произведено более 15,3 млн тонн нефтепродуктов. Из них продано на внутреннем рынке моторного топлива в количестве 3,6 млн тонн, что составляет 23,5 от общего объема производства.

Соответственно, если мы хотим поговорить о финансовых результатах нефтепереработки, то целесообразней оценивать деятельность белорусских НПЗ и их трейдера – «Белорусской нефтяной компании» (БНК) на внешних рынках, так как белорусская нефтяная отрасль является преимущество ориентированной на экспорт. Но нам почему-то постоянно навязывают внутренний рынок в отрыве от экспорта. Так может там у нас «косяки»?

Второе – это то, что любой специалист в нефтяной отрасли знает, что прибыльность нефтепереработки оценивается в общем по итогам годовой работы, а отдельные месяцы только отражают ситуацию, которая сложилась в их период: когда-то «плюс», иногда и «минус».

Например, в прошлом месяце мы сработали с убытком в 5 долларов США на тонне, а в текущем выходим на прибыль в 15 долларов США на тонне. Наш итоговый финансовый результат положителен и составляет 10 долларов США на тонне. Это «азы», это знают все.

Но почему-то, мы слышим из уст вице-премьера информацию о результатах работы белорусских НПЗ за январь 2018 года, но не слышим данных по 2017 году в целом.

Ситуация осложняется еще и тем, что, начиная со второй половины 2016 года, Министерство финансов Беларуси полностью прекратило публиковать в открытом доступе данные по прибылям и убыткам открытых акционерных обществ. Данных там было и так немного, но можно было увидеть финансовый результат и наших нефтеперерабатывающих заводов за полугодовые и годовые периоды. Теперь единственным источником информации являются исключительно заявления чиновников, а проверить их мы никак не можем. Только верить или не верить.

Являются ли слова Владимира Семашко продолжением информационной подготовки населения к дальнейшему повышению цен на топливо, но на более высоком уже уровне?

Вряд ли целенаправленно, что «да». Скорее вице-премьер просто констатировал промежуточные результаты работы отрасли, но даже такие слова в текущей ситуации на белорусском рынке имеют в понимании автовладельцев только одно значение: цены на топливо пойдут вверх.

Вместе с тем, хочется не только согласиться с заявлением Владимира Семашко, что 2 копейки не изменят ситуацию для заводов, но и развить этот тезис. Можно даже попытаться повысить цены до уровня европейских, однако не факт, что это сработает на нашем внутреннем рынке. Сокращение потребления и выросшая инфляция опять создадут все предпосылки для его «убыточности», а возможность российских нефтяных компаний привозить в Беларусь свое топливо и по более дешевым ценам еще более поспособствует вытеснению белорусского продукта с белорусского же рынка. И, кстати, подвинут позиции «Белоруснефти» в розничном сегменте, а россияне опять заработают.

Неужели результаты 2015 года не учат?

Нужно не просто повышать цены на топливо, а искать его равновесную цену с учетом ситуации в социально-экономической жизни страны в целом. Закон сообщающихся сосудов никто еще не отменял.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и получайте больше новостей! Заправляйтесь событиями!

Добавьте свой комментарий:

Комментарии пользователей( 0 )

icon