• Главная
  • Новости
  • 4 вопроса после интервью ОНТ председателя концерна «Белнефтехим»

4 вопроса после интервью ОНТ председателя концерна «Белнефтехим»

Zaprauka.by

08 / 10 / 2018 06:45
0 комментариев
Андрей Рыбаков объяснил повышен цен на топливо, но это вызвало еще больше вопросов

7 октября 2018 года председатель концерна «Белнефтехим» Андрей Рыбаков дал интервью телевизионному каналу ОНТ. Для тех, кто не смотрел его, мы поместили видео внизу.

В этом интервью Андрей Рыбаков объяснил как идут переговоры с Россией по поставкам нефти, каковы будут последствия российского налогового маневра для Беларуси. Но нас в данном интервью интересует та часть, где затрагивается более земной вопрос, который касается и интересует каждого водителя в Беларуси, – рост цен на белорусских АЗС.

Внимательно послушав главу нефтехимического ведомства по данному вопросу и пообщавшись с профильными специалистами, у нас возник ряд вопросов по существу приведенного обоснования роста цен на топливо в нашей стране. Вернее, не просто вопросов, а целых блоков вопросов, которые основываются на приведенных председателем концерна доводах.

Вопрос 1.

Почему в качестве обоснования роста цен на топливо приводится именно 40 процентный рост стоимости норвежской нефти марки Brent на мировом рынке?

Белорусские НПЗ получают и перерабатывают российскую нефть марки Urals. Кроме того, в контрактах на поставку нефти в Беларусь наверняка присутствуют определенные понижающие коэффициенты, поправки, скидки и иные все возможные «фишки», которые делают российскую нефть для белорусских НПЗ дешевле мировых цен.

Поэтому насколько произошло реальное увеличение стоимости сырья именно по контрактам на поставку нефти для Беларуси?

Вопрос 2.

Если продажа топлива на внутреннем рынке «глубоко убыточна» и это «не способно перекрыть ни экспортная составляющая, ни иные меры внутреннего характера, в частности, по снижению издержек, которые реализуются на двух предприятиях», то почему в бухгалтерских отчетах НПЗ показывается прибыль от деятельности?

В частности, декларирование убыточности внутреннего рынка происходит уже давно, но, например, в отчетности белорусских НПЗ за 2017 год мы видим:

ОАО «Нафтан»: прибыль от текущей деятельности – 84,4 млн рублей, чистая прибыль – 8,9 млн рублей;

ОАО «Мозырский нефтеперерабатывающий завод»: прибыль от текущей деятельности – 212,2 млн рублей, чистая прибыль – 145,2 млн рублей.

Общий финансовый результат нефтяной отрасли с учётом имеющегося отставания роста цен на нефтепродукты по сравнению с ростом цен на сырье, считается не в промежутках, а именно по году.

Так, где убытки? Если доходы от экспорта не покрывают отрицательные издержки внутреннего рынка, то почему публикуется подобная отчетность? И не случится ли так, что в годовых отчетах НПЗ за 2018 год мы опять увидим прибыль?

Вопрос 3.

Всем профессиональным нефтяникам прекрасно известно, что существует временной промежуток между ростом цен на нефть и нефтепродукты. Он обусловлен тем, что нефть сначала нужно купить, привести на НПЗ, переработать и продать произведенные нефтепродукты клиенту.

То есть сегодняшний (или недельный) рост цен на сырье не отражается на уже произведенных и продаваемых нефтепродуктах, так как они были получены из нефти, купленной 1,5 – 2 месяца назад по иной цене.

Так почему решение о повышении цен на топливо в Беларуси принимается фактически «задним числом»?

Вопрос 4.

В интервью приведена инфографика со стоимостью бензина в Беларуси и сопредельных странах, где топливо в нашей стране является самым дешевым.

А можно в дополнение привести инфографику с расчетом сколько бензина у нас и в сопредельных странах может приобрести рядовой гражданин на среднюю заработную плату, которая является основным источником доходов граждан? Ну и чтобы цифры о стоимости топлива были приведены к паритету покупательной способности граждан различных стран.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и получайте больше новостей! Заправляйтесь событиями!

Добавьте свой комментарий:

Комментарии пользователей( 0 )

icon