С чем Беларусь вышла из «третьей нефтяной войны» с Россией

Zaprauka.by

23 / 07 / 2020 09:15
0 комментариев
Сколько переплатили за альтернативную нефть и сколько потеряли от сокращения экспорта нефтепродуктов

Белорусский журналист, специализирующийся на топливно-энергетической тематике, Татьяна Маненок в одном из своих интервью как-то обмолвилась о позиции властей по поводу стоимости альтернативных поставок нефти в Беларусь: «Я много раз говорила, что альтернативная нефть более дорогая, чем российская. Повышает цену доставка, логистика. Но мне в «Белнефтехиме» говорят: цена нефти не приоритет, главное - обеспечить альтернативу».

Данное заявление полностью соотносится с публичными выступлениями многих профильных чиновников, которые не скрывают, что стоимость альтернативных поставок дороже, но «упирают» на энергетическую безопасность и необходимость диверсификации источников сырья.

Часто в публикациях белорусских СМИ мелькает и фраза: «Что же? За независимость нужно платить».

Все вроде бы логично и укладывается в старую народную мудрость, что «все яйца никогда не кладут в одну корзину». Тогда попробуем оценить размер имеющихся переплат за право оставаться самостоятельными. И оценивать все это мы будем по результатам поставок нефти в Беларусь в первом полугодии текущего года, когда и активизировались альтернативные поставки.

Исходя из того, что необходимые все данные были нами раскрыты в наших предыдущих публикациях, то мы можем составить следующую сводную таблицу по сравнению альтернативных поставок нефти с покупкой российской трубной.

Мы знаем точные данные по объемам поставленной нефти, а также по странам ее происхождения. И на основании имеющихся ориентировочных расчетов по стоимости альтернативной нефти для Беларуси в текущем году не составит труда получить общую сумму, уплаченную иностранным нефтяным компаниям.

Также в этот период Беларусь купила 240 тыс тонн Urals не у российских нефтяных компаний, а через зарубежных трейдеров на Балтийском и Черных морях. Морские поставки российской нефти были в марте 2020 года.

По информации Минфина России, средняя стоимость российской нефти в марте текущего года была 29 долларов США за баррель, что примерно равняется 208,8 долларам США за одну тонну.

В итоге мы получаем, что общая сумма переплат в первом полугодии 2020 года за альтернативные поставки нефти в сравнении с тем, если бы Беларусь купила вместо низ такие же объемы российской трубной нефти, составила более 111,6 млн долларов США.

Какую же оценку дать всему приведенному выше?

С финансовой точки зрения, любые переплаты и излишне потраченные денежные средства – это не есть хорошо. Тут все просто и понятно.

Другое дело, когда большие затраты в одной сфере помогают получить экономию или лучший заработок в другой – смежной сфере, – а общий суммарных эффект от двух сделок имеет в целом положительный результат.

Однако, если изучать вопрос альтернативных поставок и нефтяного спора с российской Федерацией в текущем году, то мы не видим, чтобы Беларусь хоть как-то выиграла в данном «противостоянии».

Россия не отказывалась продавать и поставлять нефть в Беларусь, то есть «энергетического эмбарго» не было, чтобы срочно искать нефть на рынке и менять основного поставщика. Вопрос спора заключался исключительно в цене.

Беларусь не добилась от России того, чего просила (ну, или там – требовала): снижение цены на нефть не произошло, также не была отменена и премия российских компаний при поставках нефти в Беларусь. Да, Россия согласилась постепенно к 2024 году убрать данную премию, однако это действие логически вытекало из самого российского налогового маневра: в 2024 году, когда обнулится экспортная пошлина на нефть, премия российских компаний должна была быть исключена из ценообразования для Беларуси, так как в противном случае цена российской нефти стала бы выше мировой.

Кроме того, цена на российскую трубную нефть все время была дешевле любой альтернативной поставки – плати, открывай вентиль и получай прямо на завод, и не нужно заниматься перевалкой и железнодорожной транспортировкой. А ведь это тоже лишние затраты трудовых сил и времени.

А вот минусы «третьей нефтяной» для Беларуси куда уж более реальны. И наглядно их можно привести в следующей таблице.

Итого Беларусь недосчиталась от экспорта нефти и нефтепродуктов в рассматриваемом периоде почти 1,6 млрд долларов США. Белорусская нефть тоже участвовала в «третьей нефтяной», так как преимущественно поставлялась на собственные НПЗ на переработку, а не, как это было в 2019 году – полностью на экспорт.

Кто-то справедливо отметит, что снижение экспортной выручки обусловлено и падением цен на нефть и нефтепродукты в 2020 года. Да, все это верно. Однако, цены на нефтепродукты имели снижение меньше, нежели показатели сокращения экспорта в натуральном выражении.

Кроме того, цена российской нефти в январе -мае 2010 года сократилась для Беларуси в более чем в два раза с 385 долларов США за тонну до 169 долларов США (56,1%). А цены на нефтепродукты снизились на меньший уровень – 29 процентов.

Таким образом, за счет существовавшего ценового дифференциала между стоимостью сырья и нефтепродуктов также можно было получить дополнительную выручку, при больших закупках нефти в текущем году, ее переработке и последующем экспорте нефтепродуктов.

Но кто это считал?

Поэтому, исходя из тех данных, которые мы имеем, однозначно видно, что Беларусь по результатам января – мая 2020 года выходит из «третьей нефтяной» не в роли победителя, если так можно выразиться, а с очень серьезными потерями.

А каких-то иных преимуществ, полученных Беларусью от развития альтернативных поставок и активизации споров с Россией в смежных сферах или во всем экономическом комплексе в целом, мы на настоящий момент не видим.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и получайте больше новостей! Заправляйтесь событиями!

Добавьте свой комментарий:

Комментарии пользователей( 0 )

icon